Нацбанк: концепция поменялась. Стало сложнее, но не лучше

Национальный банк объявил о переходе в 2016 году на инфляционное таргетирование. При этом его «заявленная на 2016 год цель — 12 проц., плюс-минус 3 процентных пункта».

Нацбанк: концепция поменялась. Стало сложнее, но не лучше

Инфляционное таргетирование — «комплекс монетарных мер, принимаемых государственными органами власти в целях контроля над уровнем инфляции в стране. Основной инструмент проведения такой денежно-кредитной политики по поддер­жанию запланированного уровня инфляции — манипулирование учетной процентной ставкой (ставкой рефинансирования)». 
Проще говорить здесь не получается. Но нужно понимать, что повышение учетной ставки повышает уровень процентной ставки кредитования в банках и снижает уровень спроса на кредитование. А ее понижение позволяет кредитным организациям снизить уровень процентной ставки кредитования, и тогда происходит увеличение количества денег на руках у населения. В этом варианте снижение учётной ставки повышает уровень инфляции. А повышение учетной ставки, соответственно, ее понижает. Короче говоря, результатом инфляционного таргетирования должна стать ситуация, когда граждане не беспокоятся об обесценивании своих сбережений вследствие инфляции. Хотя переход на такой режим способен спровоцировать удорожание импортируемых товаров. Ведь девальвационные риски будут изначально закладываться в их стоимость.
Как известно, у нас привязка курса к ценам сформировалась еще в 1990-х годах в условиях гиперинфляции. Именно тогда часть зарплат (в конверте) начала выплачиваться в долларах.  И с тех пор, на протяжении всей истории независимой Украины доллар выполнял (хотя и с ограничениями) основные функции денег наряду с национальной валютой. Хотя продукты повседневного спроса у нас продаются за гривну, доллары активно используются при крупных покупках. Так рассчитываются при покупке недвижимости и автомобилей. Цены на многие товары долгосрочного пользования выставляются в y.e. Уже не говоря о том, что наличный и безналичный доллар остается лидером предпочтений многих украинцев как средство сбережения.  
Популярность курса доллара базируется также на его визуальной распространенности. Большие курсовые табло обменных пунктов у нас находятся практически на каждом шагу. А новостные сайты размещают курсы валют чуть ли не на первой странице. Потому текущий курс доллара знают даже бабушки, торгующие в переходе метрополитена. И зачастую уже они объясняют покупателям, почему простой кожаный браслет в течение недели у них подорожал с 40 до 60 гривен. Впрочем, в нашей стране, когда имеет место девальвация, растут цены на импортные товары или на товары, в производстве которых есть хотя бы какая-то импортная составляющая. Украинский потребитель зависим от импорта, и ползущие вверх цифры в обменниках немедленно синхронизируются с ценниками на магазинных полках. Чего не скажешь о реальных доходах населения. А вот падают цены у нас весьма неохотно. Как мы видим это, к примеру, на стоимости бензина. 
Денежно-кредитная политика государства проявляется в применении определенного монетарного режима. Общепризнанными здесь являются три основных типа: фиксация валютного курса, монетарное и инфляционное таргетирование. В Украине до последнего времени использовалась политика жесткой фиксации обменного курса. Теперь концепция поменялась. Мы начинаем снижать важность курса доллара как ценового ориентира, бороться с долларизацией. Здесь можно ожидать административных мер. Например, уменьшать количество обменников и сужать функции применения доллара как внутренней денежной единицы. Хотя ясно: это может привести к еще большей тенизации валютного оборота. Но мы, надо полагать, и здесь продолжаем следовать политике МВФ. 
Учтем, по состоянию на конец 2004 года общая сумма наличной валюты, которая находилась в обращении в Украине, была на уровне 12 млрд. долл. Но уже начиная с 2005 года объемы наличной валюты стали расти. Это происходило во многом в результате скупки наличной валюты населением через банковские валютные обменники. У украинцев росли доходы, и мы просто скупали наличную валюту. Во время кризиса 2008-2009 годов скупка наличной валюты начала носить уже очень активный характер. Поэтому в начале 2010 года в обращении находилось 60 млрд. наличной валюты. Но и дальше население не могло остановиться и продолжало скупать и скупать валюту. Традиция хранить деньги в долларах очень популярна в Украине. А в условиях кризиса эта традиция превращается в панику. По результатам 2014 года население Украины забрало из банков валютных депозитов на сумму 9 млрд. долл., а еще купило наличной валюты почти на 3 млрд. долл. Нацбанк подсчитал, что в обращении на территории Украины находится уже более 92 млрд. наличной валюты. Это без учета наличной гривны. Причем сумма общей наличной валюты в Украине продолжает расти. 
Преимуществом инфляционного таргетирования является, среди прочего, отсутствие необходимости вмешиваться в работу рынка и тратить при этом значительные ресурсы. Связь между деньгами и инфляцией не играет слишком важной роли в такой монетарной политике. И все же долларизованным экономикам свойственен риск влияния импортных цен на розничные и потребительские цены, что создает существенную опасность распространения инфляции. Эти факторы могут привести к быстрой потере качества активов в банковской системе и к эффекту домино на местных финансовых рынках и в банковской системе. Наше правительство уже почти два года сотрудничает с МВФ. Выполняя при этом все его рекомендации — рост тарифов, замораживание социальных выплат, свободное курсообразование и тому подобное. Но дело в том, что рекомендации Фонда не нацелены на стимулирование экономического роста и обеспечение процветания страны. Судя по всему, их главная цель — не допустить «заражения» дестабилизационными процессами других стран через каналы движения капиталов и товаров. И этой цели в Фонде, судя по всему, достигли.        
А пока появилась неофициальная информация о том, что МВФ недовольно работой Валерии Гонтаревой на посту главы НБУ. Ведь большая часть рекомендаций МВФ о реформировании банковской системы оказались неэффективными. Точнее – неэффективным было их исполнение со стороны Нацбанка. Кроме того, Валерия Гонтарева не выполнила требование МВФ по показателю чистых золотовалютных резервов. Согласно действующему Меморандуму МВФ Украина была обязана на 1 января 2016 года иметь чистые золотовалютные резервы не меньше $2,098 млрд. Фактически чистые золотовалютные резервы составили всего $1,336 млрд. Не исключено, что это также стало одной из причин задержки с кредитованием МВФ Украины.
Аркадий ГЕНКИН.

 

 
Добавить комментарий:
Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
 

 
Самое читаемое
Справочники
Facebook Twitter