Что ждет наши «хрущевки»?

Общее количество домов, построенных в 60-е годы прошлого века в Украине по проектам первых массовых серий и называемых в народе «хрущевками», превышает 25 тысяч, общей площадью почти 72 миллиона кв. м. Из них 50% кирпичных, 47% панельных и 3% — крупноблочных домов.

Что ждет наши «хрущевки»?

Почти 20 лет назад, в 1999 году, было принято Постановление №820 о мероприятиях по реконструкции жилых домов первых массовых серий, которым была утверждена Программа реконструкции. Цель Программы обозначили как техническое восстановление существующего жилого фонда, повышение его эксплуатационных качеств до современных стандартов и улучшение архитектурной выразительности жилой застройки. Программа предусматривала усовершенствование законодательства, корректировку и разработку новых строительных норм, внедрение нового финансово-инвестиционного механизма. В плане финансирования — создание региональных инвестиционных фондов реконструкции с наполнением из внебюджетных источников, организация долгосрочного льготного кредитования работ по реконструкции, внедрение ипотечного кредитования, выделение государственных средств в рамках бюджета и еще целый ряд мероприятий. Чтобы обеспечить материально-техническую базу, рекомендовалось организовать производство строительных, утепляющих и отделочных материалов, приборов и инженерного оборудования в необходимом объеме.
Далее каждому ведомству и министерству выдали задание на подготовку и разработку мероприятий по реализации программы. 
Еще Михаил Пилипчук, в бытность свою мэром Харькова, говорил о том, что для отселения жильцов всех харьковских пятиэтажек потребовалось бы порядка 520 домов. В ценах 1999 года на это потребовалось бы 6,2 млрд грн. А для реконструкции зданий без отселения — 4,5 млрд грн. В нашем городе около 1000 пятиэтажек, общей площадью 3,4 млн кв. м, и проживает в них свыше 300 тысяч человек. То есть фактически каждый пятый житель Харькова проживает в «хрущевке».
В Харькове в начале 2000-х годов была реконструирована одна пятиэтажка на пр. Маршала Жукова (ныне пр. П. Григоренко) — на первом этаже пристроили балконы, надстроили этаж, но эксперимент был признан неудачным, поскольку в здании появились трещины. А в надстроенной мансарде жить оказалось невозможно: зимой — стужа, летом — жара. Хотя внешне дом выглядит весьма привлекательным.
Закон Украины «О комплексной реконструкции кварталов (микрорайонов) устаревшего жилого фонда» был принят в начале 2007 года. Но данный закон, вместо того чтобы подтолкнуть программу строительства, стал главным ее тормозом. Ведь закон предусматривает, что отселение собственников жилья может осуществляться только при 100-процентном их согласии. И так как нет гарантии, что все жильцы согласятся, инвесторам это не интересно. 
Опять вернулись к теме реконструкции в 2011 году. Но реконструкция — дело затратное, стоимость реконструкции одного здания в 2011 году оценивалась городскими властями в 25 млн. грн. Проще на месте прежней застройки реконструировать коммуникации и построить новые дома. Но для этого нужно решить вопрос создания обменного жилого фонда, в котором можно будет селить жильцов снесенных домов на время постройки новых зданий. Для строительства такого обменного фонда предлагалось использовать на тот момент заброшенное строительство в районе 4-й неотложки. Но, как известно, планы осуществляются не всегда. И этот недострой стал коммерческим, уже превратился в новострой, квартиры в котором давно проданы. 
В 2017 году срок эксплуатации панельных «хрущевок» подошел к концу, и Минрегион высказался по этому поводу в том ключе, что таки необходимо заняться этим вопросом. В министерстве заявили: 50% жилого фонда Украины устарело и нуждается в реконструкции, а 7,5% — непригодны для жизни. Но в Минрегионе снова вспомнили, что законодательство у нас в стране несовершенно — нужно согласие всех 100% жильцов. То есть, оказывается, все дело в жильцах. Интересно, а кто-нибудь интересовался мнением жителей пятиэтажек, когда в стенах образовывались дыры на стыках перекрытий? А может, это просто палочка-выручалочка — чтобы оправдать отсутствие деятельности или средств? Кроме того, действующим законодательством не предусмотрен для владельцев квартир выбор: в каком виде они получат компенсацию в случае невозможности дальнейшего проживания в своем доме, — это может быть временное жилье, другая квартира либо просто денежная компенсация. Как будто есть из чего выбирать, да вот только механизм выбора отсутствует. 
Но так или иначе, а в конце 2017 года Минрегион провел тендер на разработку изменений законодательства. Его выиграло госпредприятие «Украинский государственный НИИ проектирования городов» Дипромисто им. Ю. Билоконя. Окончательный вариант изменений в закон ожидался к апрелю 2018 г. И в марте он был подготовлен. Согласно предлагаемым изменениям, согласие требуется уже от 75% жильцов, заключается договор о предоставлении жилья в маневренном жилом фонде для временного проживания. Если же собственник жилья отказывается от подписания договора, ему может быть выдана денежная компенсация, порядок которой должен определить КМУ. Принимать решение о комплексной реконструкции предлагается местным органам власти.
По словам Геннадия Зубко, министра регионального развития, строительства и ЖКХ, «хрущевки» можно эффективно модернизировать, есть успешные проекты, которые показывают, что там возможна инженерная санация стоимостью около 2,5 тыс. грн. за квадратный метр, «Мы четко знаем, что в 100-квартирный дом нужно вложить 3-3,5 млн гривен. 50% дает государство, если есть муниципальная программа, то вместе — 70%, плюс 30% средств граждан. «Хрущевкам» можно дать вторую жизнь», — подчеркнул Геннадий Зубко. Предполагается, что за эти средства можно будет укрепить фундамент, утеплить стены, отремонтировать крышу. Обновленные таким способом дома, по словам министра, могут простоять до 100 лет. Но, к сожалению ремонту подлежат не все дома — если в стенах есть трещины, то утеплять их нельзя.
Однако в августе 2018 года замминистра Министерства регионального развития, строительства и жилищно-коммунального хозяйства Лев Парцхаладзе вновь ссылается на несовершенство законодательства и эти зло­счастные 100% согласных собственников. То есть, все начинается сначала? Также возникли вопросы, что должно быть первичным — расселение или строительство нового жилья, каким должен быть процент компенсации за увеличение жилой площади новой квартиры и каким образом это будет определяться. Но, пожалуй, дело не в этих вопросах, а в том, что денег на такие проекты как не было, так и нет. 
Ведь до сих пор не принято решение, каким путем идти — сносить или же все-таки реконструировать «хрущевки». Вроде бы дешевле реконструкция. И к этому склоняется Геннадий Зубко. Кто за это заплатит, тоже не решили — то ли это будут средства местных бюджетов, то ли инвесторов. Но, как видно, инвесторы в очередь не выстраиваются, ведь гораздо проще и выгоднее просто строить жилье для продажи, чем связываться с расселениями и прочими «прелестями». А иногда проскальзывает мнение, что и жильцам придется раскошелиться.
Лев Парцхаладзе в одном из интервью сказал, что окончательный вариант законопроекта до конца года будет утверждаться в КМУ, а голосовать по нему Верховная Раду будет только в 2019 году. Интересно, на что будут ссылаться наши власти после того, как изменения в законодательстве будут приняты?
В каком году на это могут появиться средства и в каком размере — на этот вопрос ответить не может никто. А ведь время работает против устаревшего жилья, и может оказаться, что деньги на ремонт появятся, а ремонтировать будет уже бессмысленно.

 

Наталья Залевская.

 
Добавить комментарий:
Ваш комментарий (осталось символов: 1000)
 

 
Самое читаемое
Справочники
Facebook Twitter